Банкир из дела о «зеркальных сделках» Deutsche Bank получил 6 лет тюрьмы

12:30 (10.08.2018)

Суд приговорил главу Промсбербанка Бориса Фомина к 6 годам заключения. Он пошел на сделку со следствием и дал показания на реального владельца. Аресты в Промсбербанке были связаны с сомнительными сделками в «дочке» Deutsche Bank
Фото: Роман Яровицын / «Коммерсантъ»

В пятницу, 10 августа, Подольский городской суд приговорил председателя правления Промсбербанка Бориса Фомина к шести годам лишения свободы в колонии общего режима и штрафу 800 тыс. руб., рассказал РБК адвокат Шамсудин Цакаев.

По словам адвоката, Фомин недоволен приговором, защита будет его обжаловать.

Фомин был задержан в сентябре прошлого года по делу о хищении 3,2 млрд руб. Бывшего предправления в течение двух лет разыскивали сотрудники полиции, рассказал РБК источник, знакомый с ходом расследования.

После ареста Фомин заключил сделку со следствием и дал показания на акционера Промсбербанка Ивана Мязина, который, по словам Фомина, был реальным владельцем банка и давал распоряжения об осуществлении банковских проводок, впоследствии заинтересовавших следствие.

Мязин был задержан в мае этого года. Родственники банкира рассказали РБК, что его содержат в следственном изоляторе 99/1, так называемом Кремлевском централе, который находится на территории изолятора «Матросская Тишина». Все арестанты этого «централа» — фигуранты громких дел. В июле Мязину продлили срок содержания под стражей до 10 октября. Мязина обвиняют в хищении 1,2 млрд руб. в одной из кредитных организаций, прозвучало в оглашенных в июле в Тверском суде материалах дела. Уголовное дело в отношении бывшего банкира было возбуждено по ч. 4 ст. 159 (мошенничество) и по ст. 160 (присвоение или растрата) УК России.

В рамках сделки со следствием Фомин рассказал, что средства отмывались через различные банки, а также обвинил Мязина в сокрытии информации о деятельности инвесткомпаний, направленных на вывод денежных средств за рубеж, рассказал источник РБК, знакомый с ходом расследования. В показаниях Фомина говорилось, что Мязин выводил активы Промсбербанка на подставные организации, а банковские служащие выдавали большие кредиты компаниям-однодневкам под фиктивные залоги.

В материалах дела говорится, что руководство Промсбербанка использовало страховую компанию «Оранта», которой переуступило права требования по части выданных фиктивных кредитов. «Оранта» продала долги аффилированным с собственниками банка организациям, учрежденным в странах Прибалтики. «После этого представители компаний по истечении срока погашения кредитов ​взыскивали с заемщиков деньги через местные суды. Деньги получали за границей», — рассказал РБК источник, знакомый с ходом расследования.

В 2016 году трех фигурантов этого уголовного дела — Зульфию Мусину, Андрея Кибицкого и Алексея Куликова — признали виновными по делу о хищении 3,2 млрд руб. Они получили от трех до девяти лет лишения свободы. Тогда источники, близкие к ЦБ, говорили, что арест топ-менеджеров банка связан с сомнительными сделками в российской «дочке» Deutsche Bank. По версии следствия, за «зеркальными» сделками стояли те же люди, что и за сделками в Промсбербанке.

ЦБ отозвал лицензию у Промсбербанка в апреле 2015 года. Это был небольшой региональный банк, работавший в Подольске. После отзыва лицензии суд признал банк банкротом, а временная администрация ЦБ обнаружила схему по выводу активов через купленную незадолго до отзыва лицензии страховую компанию «Оранта».​